Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

Вновь обращаюсь за помощью...

Как показал жизненный опыт, такие обращения вполне себе эффективны - с помощью пожертвований мы запустили несколько по сию пору работающих проектов, так отчего ж не использовать то, что эффективно действует?
Итак, друзья.
На съёмки документального сериала "Вторая мировая война: последние точки над i", в котором мы на фактическом материале докажем, что задумали и развязали ту войну английские и американские банкиры - нам нужны деньги. И мы обращаемся за помощью к вам, друзья!
Пожертвования в евро:
Счет IBAN: BY66 AKBB 3014 0000 2535 5202 0085EUR
BIC: AKBBBY21200

Пожертвования в долларах:
Счет IBAN: BY36 AKBB 3414 0000 1718 9202 0085USD
BIC: AKBBBY21200

пожертвования в российских рублях:
Счет IBAN: BY94 AKBB 3014 0000 0688 9202 0086RUB
BIC: AKBBBY21200

Получатель - Усовский Александр Валерьевич/Usouski Aliaksandr

Украина и Польша: перспективы будущего

То, что сейчас твориться в Киеве - логично и естественно: добиться своих целей посредством майдана теперь хотят (вопрос - могут ли? но касается он лишь финансовой стороны) те политические силы, которые ранее играли в легальном поле на вторых ролях. Всё правильно - майдан проще и быстрее позволяет добиться того, чего в Верховной раде добиться вообще было бы затруднительно. Перераспределение политического пространства - вещь естественная и понятная, состоявшиеся политические банкроты уступают главные роли банкротам потенциальным. Но одновременно михо-майдан подаёт отчётливый сигнал тем силам, которые в легальную политику не допущены - можно, пацаны! И я не удивлюсь, если завтра на Украине произойдут события, которых никто не ждёт...
Запомните этот мой пост! Скоро вы все немало изумитесь тому, что способны отчебучить украинцы при грамотном ведении дела... А они способны! Я в них верю!
Вопрос лишь в том, какую позицию по отношению к этой новой выходке наших небратьев займёт Польша. От официальной Варшавы в этом вопросе завтра будет очень много зависеть... Куда больше, чем от Кремля!
В общем, ребята, ждите неожиданностей на Украине, особенно на Западной. Эти черти вас изрядно удивят!

В следующую революцию надо убивать банкиров....

Эти мрази стремятся получить доход со всей жизнедеятельности человека. Именно поэтому у меня очень долго не было никаких банковских карт, а когда одна завелась - по необходимости - то только подтвердила одну простую истину: банкиры - мразь и падаль, они грабят живых и мертвых, и место им - у расстрельной стенки...
Давеча покупал какую-то мелочь в "Евроопте". Рассчитался картой российского Альфа-банка (луч ненависти Фридману!). Официальный курс евро в Беларуси - 1:2.242. Заплатил я 10.09 рублей, то есть - 4.50 в евро. Сколько, как вы думаете, списали с меня альфа-банковские мошенники? 4.8 евро. Тридцать евроцентов положили себе в карман - хотя везде клянутся и божатся, что расчеты карточками идут БЕЗ КОМИССИИ. Блядь, а тридцать евроцентов с плёвой покупки, если брать в процентах - 6.6% - это что, если не комиссия?
Бляди.
Сегодня вообще лютый пиздец. Покупал лекарства - на 8.85 белорусских рублей. Банк списал с карточки 8.85 ЕВРО!!!!! ОХУЕТЬ!!! В Альфа-банке теперь белорусский рубль равен евро!!!
Это вообще за пределами здравого смысла. Братцы, не имейте с российским Альфа-банком никаких дел! Мало того, что они мошенники, так они ещё и элементарные уёбки!

Роль Польши в развязывании Второй мировой войны

а. Предпосылки польско-германского конфликта
Под властью Польши находились значительные территории, населенные немцами (в Верхней Силезии немцы составляли 47% населения, в Коридоре – 45%, в Познанском воеводстве – в среднем 49%). И плюс к этому – из-за так называемого «польского коридора» связь Большой Германии с Восточной Пруссией была возможна только морем или по принадлежащей полякам автостраде.
Немцы, кстати, не стали оспаривать откровенно дискриминационное для немецких судоходных фирм соглашение о восстановлении мореплавания в Данцигском порту; промолчали и по поводу соглашения о школьном деле в Данциге, заключенном в августе 1933 г. между вольным городом Данцигом и правительством в Варшаве, которое предоставляло полякам равное количество школьных мест с немецкими школьниками (при том, что поляки составляли едва 10% населения «вольного города»!). И это было вполне разумно - немецкие торговые круги требовали "восстановления упорядоченных экономических отношений с Польшей". Серьезным побудительным фактором для Берлина стала опасность появления нового польского таможенного тарифа, который должен был вступить в силу в октябре 1933 г. и был направлен, в первую очередь, против Германии («постаралось» еврейское лобби в Варшаве). В министерстве иностранных дел Германии утвердилось мнение, что "в процессе проведения политики разрядки напряженности нужно снова начать переговоры с Польшей". Немецкий посланник в Варшаве получил задание подготовить почву для экономических переговоров с польским правительством. Газета "Дойче Виртшафтсцайтунг" так определяла задачу на 1934 г.: намеченные выше экономические меры должны применяться в отношении целого ряда стран (Нидерландов, Швейцарии, Венгрии, Дании, Финляндии, Советского Союза и Франции.
Немцы всячески склоняли Варшаву к заключению взаимовыгодного торгового договора. Но польская сторона захотела подстраховаться в политическом плане. Как только об этом стало известно в Берлине, национал-социалистическое руководство Рейха тут же дружелюбно распахнуло руки навстречу полякам – и сразу же предложило заключить германо-польский договор о ненападении и дружбе, который позже, в январе 1934 г., и был подписан.
Поэтому нет ничего удивительного в том, что в этом же январе 1934 г. закончилась германо-польская таможенная война. Протокол от 7 мая того же года, положивший конец экономическому конфликту между Польшей и "рейхом", в большой мере устранил препятствия во взаимном обмене товарами. Можно было говорить о политическом прорыве к свободной торговле.
Гитлер намерен был решить свои проблемы с Польшей мирным путем. Поэтому строго выполнялось указание немецкой прессе не раздувать в печати проблему Данцига, конфликты между поляками и немецким населением Померании и Силезии. Каковые, между прочим, частенько доходили до экспроприации собственности немецких крестьян и предприятий польским государством. Немцы Рейха, сжав зубы, глядели на Польшу, в которой творились ежедневные экономические насилия над немецким меньшинством – и ничего не могли сделать! Польша была крайне важна Рейху в качестве источника продовольствия, угля и железной руды…
Четырехлетний план Гитлера 1936 г. знаменовал качественно новую черту в немецко-польских экономических отношениях, а также и в формировании политических отношений. План основывался на понимании национал-социалистическим руководством того факта, что экономический потенциал страны недостаточен для ведения большой войны, что его хватит только для частичной территориальной экспансии и тем самым для частичного расширения экономической базы. Поэтому германо-польский товарообмен имел большую ценность. В первом квартале 1938 г. немецкий экспорт в Польшу по сравнению с тем же периодом предыдущего года увеличился на 42%, а немецкий импорт из Польши - даже на 45%. В 1936 - 1937 гг. "третий рейх" находился на первом месте среди стран, импортирующих товары из Польши, вслед за ним шла Великобритания.
При этом положение немецкого меньшинства в Польше, особенно в Верхней Силезии, постоянно ухудшалось. Несмотря на внешнюю нормализацию, здесь с 20-х годов за счет немецкого меньшинства продолжалась аграрная реформа с предусмотренной экспроприацией крупных земельных поместий; иными словами, земельная собственность немецких бауэров свыше определенного размера отходила полякам – причем с такими смешными компенсациями, что немцы и не знали даже, смеяться им или плакать.
К тому же варшавское правительство осуществляло полонизацию немецкой крупной промышленности. Хотя Польша делала это на правовой базе заключенного 15 мая 1922 г. в Женеве германо-польского соглашения о Верхней Силезии, в немецких национальных кругах эти меры расценивались как противозаконные – собственно, такими они и были. Если считать ВСЕ Версальские соглашения беззаконием победителей…
Уже сам по себе акт полонизации означал значительное моральное давление на правительство "рейха", ибо самым опасным образом разжигал накопившуюся, но скрытую ненависть к полякам в широких слоях населения. Члены партии, политики из НСДАП ежедневно сталкивались с тем, что немцы Германии сопереживали своим соотечественникам, оказавшимся под польским господством. Вставал вопрос, до каких пор немецкое меньшинство в Польше будет мириться с такими условиями - или же оно во всеуслышание потребует энергичного германского вмешательства.
Безработные немцы в Верхней Силезии получали поддержку из немецкой государственной казны в польской валюте в размере немецкого пособия по безработице. Их число росло, прежде всего, потому, что власти «немецких» польских воеводств, используя закон о военных заказах от 1934 г., гласивший, что на военные заводы принимаются только поляки, пытались навязать это правило и чисто немецким предприятиям.
Этот метод был введен, чтобы по возможности поддержать «польских» немцев. Известно, что в конце 1935 г. «вследствие экономического спада и антинемецкого поведения местных польских властей... в административном округе Катовице процент немцев, которые уже давно не имели работы, был очень велик».
Но к весне 1939 года имперский банк был уже не в состоянии предоставлять иностранную валюту для поддержки безработных немцев - количество заявлений о банкротстве выходило за пределы политически допустимого. Во все больших масштабах продолжались увольнения немцев, имевших польское гражданство, главным образом, из числа квалифицированных рабочих и служащих, хотя первые как раз являлись дефицитным товаром. Это был процесс, который вылился в сознании немцев в "рейхе" в опасные для Польши политические настроения и порождал ожидания вмешательства со стороны Берлина.
Ко всем этим трудностям польско-немецких отношений добавились меры по бойкоту немецких товаров со стороны польских и еврейских фирм и дельцов. Польские власти не делали ничего для ликвидации этого бойкота – посему нет ничего удивительного в том, что уже осенью 1938 года немцы решили начать решение «польского вопроса». Начать решили с Данцига – поскольку этот вопрос был уж слишком болезненным!

Истоки экономических успехов Германии

Все обычные методы противодействия национал-социалистической Германии вненациональной финансовой олигархией были испробованы сполна. Был и бойкот немецких товаров, были и прямые запреты на импорт из Германии – но проклятые нацисты на каждую выходку мирового капитала находили свой адекватный ответ. На что уж Польша была готова сражаться с Германией не на жизнь, а на смерть – и то в своей торговле с потенциальным противником «дала слабину» - в 1939 году увеличила свой экспорт в Рейх на 14.4%, немцы же увеличили экспорт своих товаров в Польшу в этом же году на 27%.
В экономическую орбиту Германии все плотнее входили Венгрия, Румыния, Болгария, Югославия, прибалтийские страны. В торговле с ними немцы вовсю использовали безвалютный принцип торговли, клиринг – что для этих бедных золотом, фунтами или долларами стран было сущей панацеей во внешней торговле.
Опять же – Германия в своей внешней торговле широко и щедро использовала такой привлекательный инструмент, как низкую ставку кредита. Для «дружественных» государств эта ставка могла быть вообще 4.5% годовых, причем отдавать этот кредит никто не требовал деньгами. Немцы с удовольствием шли на создание Клиринговых палат, поставляли слаборазвитым аграрным государствам Восточной Европы в кредит свою технику и оборудование, взамен довольствуясь польским зерном, болгарским табаком, венгерским мясом или югославским вином.
Немцы старательно переводили на безвалютную основу всю свою внешнюю торговлю, справедливо полагая, что валюта (швейцарские франки, английские фунты или американские доллары), которая участвует в международной торговле, приносит подлинный доход лишь своему эмитенту, государству, запустившему ее в мировой оборот. А посему, дабы не передавать в чужие руки доход от внешней торговли, немцы и заводят всю эту канитель с клирингом. Долго – зато надежно! Опять же отсекая от этого жирного куска мировой торговли интернациональный капитал.
Четырехлетний план Гитлера 1936 г. знаменовал качественно новую черту в немецко-польских экономических отношениях, а также и в формировании политических отношений. План основывался на понимании национал-социалистическим руководством того факта, что экономический потенциал страны недостаточен для ведения большой войны, что его хватит только для частичной территориальной экспансии и тем самым для частичного расширения экономической базы. Поэтому германо-польский товарообмен имел большую ценность. В первом квартале 1938 г. немецкий экспорт в Польшу по сравнению с тем же периодом предыдущего года увеличился на 42%, а немецкий импорт из Польши - даже на 45%. В 1936 - 1937 гг. "третий рейх" находился на первом месте среди стран, импортирующих товары из Польши, вслед за ним шла Великобритания.

Как удалось нацистам совершить подобное экономическое чудо?
Путем введения экономической автаркии.
Немцы решили исключить из своей экономики иностранный капитал – как внутри страны (изгнав из экономической жизни евреев, капитал которых был связан миллионами нитей с международным капиталом), так и во внешней торговле – перейдя со своими партнерами к клиринговым расчетам, исключив во внешнеторговых операциях хождение иностранной валюты.
А стимулировать возрастание промышленного производства нацисты решили путем массированных заказов вооружения и боевой техники.
Немцы решили исключить из своей экономики иностранный капитал – как внутри страны (изгнав из экономической жизни евреев, капитал которых был связан миллионами нитей с международным капиталом), так и во внешней торговле – перейдя со своими партнерами к клиринговым расчетам, исключив во внешнеторговых операциях хождение иностранной валюты.
А стимулировать возрастание промышленного производства нацисты решили путем массированных заказов вооружения и боевой техники.
С 1934 по 1 сентября 1939 года военные расходы Германии составили 60 миллиардов марок, иными словами – 59.1% расходов бюджета. Вроде ужасно много?
На самом деле – не очень. Ибо, если принять во внимание, что в 1932 году расходы военного бюджета Германии были раз в десять (из расчета на одного гражданина) ниже, чем расходы той же Польши или Франции, – то рост его в последующие годы вполне объясним. Когда у тебя в строю один танк, а у вероятного противника их более трех тысяч – то закупка ста танков есть рост военных расходов (по пункту «закупки бронетанковой техники») в сто раз; впору соседям бить во все колокола. Тот же факт, что твои сто танков все равно в тридцать (!) раз уступают по численности танкам вероятного противника – стыдливо замалчивается.
За три года управления Германией национал-социалистической рабочей партией количество танков у вермахта увеличилось в 219 (!) раз – с одного до 219-ти. Рост сумасшедший – абсолютные цифры ничтожны.
И так по всем статьям расходов немецкого военного бюджета – желающие могут полистать воспоминания Шпеера.
Производительность труда и потенциал германской промышленности в это время были одними из самых высоких в мире. То есть теоретически германская экономика могла в очень короткий срок обеспечить бурно растущие вермахт и люфтваффе новейшим вооружением. Но для того, чтобы осуществить такой рост производства, было одно серьезное ограничение - финансовые возможности государства (заказчика вооружений). Да и население (покупателя швейных машинок, велосипедов и штанов с юбками) нельзя было лишать возможности приобретать промышленные товары гражданского назначения.
Надо было выбирать – или покупать танки, или штаны. Третьего, казалось, было не дано.
Как сделать так, чтобы, начав массированное строительство танков, пушек и самолетов, не оставить это самое население без этих самых последних штанов, в то же время не подняв колоссальную инфляционную волну?
Немецкие нацисты (не сами, конечно; для этого у них были высокопрофессиональные экономисты) смогли решить эту проблему. Более того – они посмели обойтись без привлечения иностранного капитала!
Они создали кредитные деньги, имеющие свой закрытый цикл обращения, не связанный с рынком обычных товаров и услуг. Это были инвестиционные деньги, предназначенные исключительно для финансирования производства вооружений, не имеющие свободного обращения на финансовом рынке вне Германии. Говоря простым языком, нацисты создали дублирующую кровеносную систему немецкого хозяйственного механизма (как известно, деньги – кровь экономики).
Сначала, в 1934-1935 годах, такими деньгами были векселя Металлургического научно-исследовательского общества (Mefo). Их эмитировали для оплаты вооружений фирмам-поставщикам, они гарантировались государством и были нормальным финансовым инструментом – с одной оговоркой. Они могли использоваться лишь промышленными предприятиями, работающими на войну.
Из 101.5 миллиарда марок расходов немецкого бюджета в 1934-1939 году, не менее 20 миллиардов марок представляли из себя векселя Mefo, то есть инвестиционные деньги, не имеющие хождения на рынке, а посему - не создающие инфляционного давления на экономику.
Но это было только начало.
С 1938 года вместо денег имперское кредитное управление фирмам-производителям начало выплачивать «денежные переводы за поставку» со сроком погашения в шесть месяцев. За год таких переводов было выплачено более чем на шесть с половиной миллиардов марок – ни одна из них не пошла на закупку новеньких «Мерседесов» для топ-менеджеров военных концернов или на приобретение шикарных особняков и яхт на Бодензее. Все были целевым образом потрачены на оружие для вермахта.
С 1939 года 40% военных заказов начало оплачиваться так называемыми «налоговыми квитанциями», которыми подрядчики (создатели вооружений) имели право рассчитываться с поставщиками. Всего до начала войны таких квитанций было выплачено 4.8 миллиарда марок.
Чтобы полностью перекрыть какое бы то ни было «бегство капиталов» за границу, в 1937 году было издано «положение о немецких банках», по которому ликвидировалась независимость государственного банка, прекращался свободный обмен марки на иные валюты. А «Закон о государственном банке» 1939 года вообще снял все ограничения по предоставлению государственного кредита – надобность в параллельных деньгах отпала, отныне марка обеспечивалась втрое возросшим достоянием Третьего рейха!
С 1934 года по так называемому «Новому плану» внешняя торговля перешла под полный государственный контроль, а все предприятия вошли в состав семи «имперских групп промышленности».
Денежное обращение Германии, таким образом, оставалось сбалансированным, финансирование же военных заказов руководство Германии смогло произвести путем создания инвестиционных денег, стимулируя рост производства без ущерба для благосостояния нации.
Столь успешная экономическая модель развития базировалась на идеологии национал-социализма. Причем в данном случае идеология – это не совокупность неких абстрактных принципов, а именно комплекс практических мер в экономике, политике, социальной сфере. Мировоззрение, переведенное на язык практической политики, как говаривал сам Адольф Алоизович.
Национализм Гитлера строился на отрицании права ненемцев «иметь голос» в государстве немецкой нации.
Социализм Гитлера полностью отрицает главные догмы Маркса: о классовой борьбе и интернационализме. Геббельс пояснял рабочим Германии, что советский большевизм - это коммунизм для всех наций, а германский национал-социализм - это коммунизм исключительно для немцев.
Отказавшись от классовой борьбы, Гитлер поэтому не стал национализировать имеющиеся частные предприятия, он не отбирал их у капиталистов. Но он поставил капиталистов в жесткие рамки единого государственного хозяйственного плана и под жесткий контроль за их прибылью. При нем капиталисты не могли перевести и спрятать деньги за границей, чрезмерно расходовать прибыль на создание себе излишней роскоши - они обязаны были свою прибыль вкладывать в развитие производства на благо Германии.
"Хрестоматия немецкой молодежи" в 1938 г. учила:
"Социализм означает: общее благо выше личных интересов.
Социализм означает: думать не о себе, а о целом, о нации, о государстве.
Социализм означает: каждому свое, а не каждому одно и то же".
Было и еще одно отличие национал-социализма от марксизма. Марксизм утверждает, что победа социализма в одной стране невозможна - и поэтому требует от коммунистов распространять коммунистические идеи по всему миру. А Гитлер совершенно определенно указывал, что национал-социализм для экспорта не предназначен - он исключительно для внутреннего использования немцами. НЕМЦАМИ! Больше никаких народов в свой национал-социалистический рай Гитлер не приглашал. Все остальные нации были ему безразличны, а самая «ненемецкая» нация, евреи, однозначно должна была из Германии исчезнуть – ни им, ни их деньгам, ни их идеям в Третьем Рейхе места не было.
А самое главное в построенной нацистами экономике – было:
Экономический подъем Третьего рейха произошел без иностранных инвестиций, без привлечения иностранных кредитов, без закабаления национальной экономики мировой вненациональной финансовой олигархией! Вот где главное преступление национал-социализма!
Такая экономическая самостоятельность и такое откровенное пренебрежение правом мировой вненациональной олигархии иметь долю прибыли со всей хозяйственной деятельности человечества должны были быть наказаны, а в идеале – пресечены на корню. Для чего вненациональная финансовая олигархия решила использовать инструменты внешней политики.

Истоки национал-социализма

Именно в начале двадцатых годов в Баварии немецкий народ получил идею, которая через десять лет станет государственной идеологией - во многом благодаря социально-политическому кризису начала двадцатых, гиперинфляции, обесценившей вклады всего немецкого населения, всеобщей нищете, повальной безработице, падению нравов, При этом все эти беды и напасти в умах немецкого народа прочнейшими узами связывались со сменой общественно-политической формации, главным двигателем которой были евреи. Что было на сто процентов использовано Адольфом Гитлером!
Гитлер отнюдь не был создателем идеологии национал-социализма. Ее и не нужно было создавать – она возникла в тысячах умов по всей Германии, как ответная реакция на франко-бельгийскую оккупацию Саара и Рура, на вопиющее, вызывающее богатство, нажитое еврейской буржуазией и выставляемое сегодня напоказ, на грабительские условия Версальского мира.
Не был Гитлер и идеологом расового превосходства германского народа – на то были Фихте («германский народ избран Провидением, дабы занять высшее место в истории Вселенной»), Гегель («немцы ведут остальной мир к славным вершинам принудительной культуры»), Ницше («сверхчеловек стоит выше обычного контроля») и прочие Большие Умы. Да и «Общество Туле» возникло не в Веймарской Германии, а было создано еще при кайзере…
Кроме национал-социализма, в Германии в начале двадцатых годов был еще и национал-большевизм, была коммунистическая доктрина (достаточно влиятельная, надо отметить). Идей хватало! Не хватало только хлеба и работы…
Исторический факт - именно национал-социализм попал в резонанс общему настроению самой пассионарной части немецкого народа – отчаявшихся и готовых на все ветеранов, молодежь, воспитанную в русле «великогерманской идеи», мелких лавочников, ущемленных экономически более могущественным еврейским капиталом, промышленных рабочих, за свой квалифицированный труд получавших гроши.
Веймарская Германия не могла (не хотела?) эффективно контролировать внутренний рынок от наплыва иностранных товаров – как следствие этого, безработица среди немецких промышленных рабочих достигла ужасающих величин. Безработица и нищета – близнецы-братья. Кого немецкий рабочий должен был «благодарить» за то, что он не в силах прокормить свою семью, что старшая дочь идет на панель, жена постоянно болеет, а младшие дети смотрят на него голодными глазами?
Правительство не могло (не хотело?) бороться с мощнейшим лоббированием космополитических устремлений внутреннего коммерческого капитала – иными словами, не препятствовало вывозу капитала, обескровливанию финансовой системы страны. Нелишне напомнить, что банковский сектор Германии в это время наполовину кон-тролировался евреями. Кого должен был «благодарить» мелкий торговец за невозможность получить кредит на развитие своего дела, за жалкое прозябание на грани нищеты, видя каждую субботу успешных конкурентов у дверей синагоги?
Германия, перед Мировой войной бывшая самой сильной и самой динамичной промышленной державой Европы, бросавшая вызов промышленному могуществу США – в двадцатые годы фактически превращалась в колонию развитых держав. Нестабильная и слабая Германия не могла (или не хотела?) защитить кровные интересы немецкого промышленного капитала, промышленного производства – и немецкие промышленники вынуждены были сворачивать производство, снижать расценки, «затягивать пояса», в то время как спекулятивные торговые компании, принадлежащие известно кому, только наращивали обороты. Кого в этой ситуации должен был «благодарить» владелец завода или фабрики?
Еврей, нажившийся на голоде и нищете немца, во время инфляции (созданной опять же евреями) скупивший за бесценок немецкое недвижимое имущество, завладевший магазинами, заводами, фабриками, жилыми домами – этот образ устойчиво культивировался (весьма небезуспешно) национал-социалистической пропагандой. Если бы это был просто пропагандистский фетиш – он не нашел бы такого резонанса в душах большинства граждан Германии.
А антиеврейские тезисы национал-социалистов находили живейший отклик в умах немцев! Дыма без огня, как известно, не бывает…
Евреи ввергли Германию в нищету? Это, конечно, перебор. В нищету Германию ввергли колоссальные военные расходы и безжалостные условия Версальского мира. Но никто не станет отрицать, что в условиях нестабильности, краха прежних идеалов, финансовых неурядиц евреи чувствовали себя, как рыба в воде, за считанные годы сколотив колоссальные состояния. А инфляция? Понятно, что маховик этого разрушительного процесса был запущен с одной простой целью – безболезненно (для государственных финансов) рассчитаться по внутренним долгам.
Первая мировая война обошлась бюджету Германии (благодаря чудовищной инфляции 1923 года) чуть ли не в ОДНУ НОВУЮ МАРКУ 1924 ГОДА!
Но зато этот процесс уничтожил все накопления немецкого народа, всего за полтора-два года вогнав все население Германии в устойчивую нищету. Точнее, немецкое население Германии. Что такое инфляция – немцы никогда в жизни не знали, доверие к марке было абсолютным. А евреи хорошо знали, что любые бумажные деньги – не более чем красиво разрисованная бумага, тысячелетний опыт ростовщичества приучил их верить только в реальные ценности. И в условиях инфляции евреи отлично держали нос по ветру, обращая боль и горечь немцев в звонкую монету.
Естественно, что немцы хотели изменить сложившуюся парадигму развития (вернее, дегенерации) страны – и национал-социалисты предлагали им свою программу (знаменитые «25 пунктов»), которая устраивала большинство населения Германии.

Юрий Александрович Чиж освобождён из СИЗО КГБ



Я не знаю, что там вменяет в вину Чижу следственный комитет, КГБ, прокуратура и лично Александр Григорьевич - да мне, если честно, это без разницы. Вполне допускаю, что за главой "Трайпла" водились разные грешки, чистыми и безгрешными бывают только ангелы, а уж за бизнесменом такого калибра финансовых злодейств всякого рода - в избытке, стоит лишь под нужным углом глянуть на его документацию...
Одно знаю точно.
Этот человек не сделал ничего, что вредило бы нашей стране.
А то, что ему там начислили к уплате недоимок на дюжину миллионов в американской валюте - так то дело житейское, все наши олигархи время от времени вынуждены пополнять бюджет республики, карма у них такая... Вот и Юрию Александровичу пришло время платить.
Дело житейское.
Я рад за него. Этот человек немало сделал для меня и моих проектов - и поэтому, вопреки тому вою, что стоит в этих ваших электрических интернетах, я искренне убеждён в его невиновности. Не по букве закона - по букве Чиж, вполне вероятно, виновен - но по духу.
Он хотел - как лучше. Он очень много сделал для этого. И если где-то оступился и смалодушничал - то все мы люди, за каждым есть то, что он хотел бы забыть и никогда не вспоминать...
Юрий Александрович, с освобождением!

Антикоррупционер Захарченко VS виолончелист Ролдугин - 1:7



Вой, поднятый прессой и блогосферой относительно найденных у полковника Захарченко девяти миллиардов наличными и двадцати с лишним на счетах в Швейцарии - мне лично непонятен. Обладание такими средствами - ни разу не преступление, во всяком случае, до тех пор, пока криминальный характер этих накоплений не будет доказан в суде. Человек, может, на завтраках экономил, или взял чужие деньги на хранение, или удачно продал старый и ненужный танкер... Всяко в жизни бывает.
Меня в этой ситуации интересует другое. Вот есть такой виолончелист Ролдугин. У него на счетах (на счетах принадлежащих ему офшорных компаний, ну да это сути не меняет) совершенно достоверно найдено более двух миллиардов долларов. Это почти в семь раз больше, чем у злосчастного полковника Захарченко. И схемы прихода этих денег на счета фирм Ролдугина - откровенно мошеннические, распильные. Но о Ролдугине никто не визжит и не плачет, дескать, сколько на эти два миллиарда долларов (сто тридцать миллиардов рублей, почти по тысяче рублей на каждого россиянина) можно детских садиков построить и онкобольных вылечить. Или у нас виолончелисты - неприкосновенны, потому что они дружат с теми, с кем надо дружить?

"Беларусбанк" жжот, или идиотизм в крайнем градусе...

Давеча получил извещение о штрафе за превышение скорости - где-то попал под фоторадар. Бывает, дело житейское, да и сумма не сказать, чтобы жуткая - двадцать долларов где-то.
Зашел в отделение "Беларусбанка" - оплатить штраф: человек я законопослушный, поддержать Родину трудовым рублем завсегда готов, ежели, конечно, без фанатизма. И тут происходит упоительная феерия долбоебизма!
Белорусский ГОСУДАРСТВЕННЫЙ банк ОТКАЗЫВАЕТСЯ принимать банкноты, эмитированные белорусским ГОСУДАРСТВОМ, в пользу этого самого белорусского ГОСУДАРСТВА! То бишь - "Беларусбанк" публично, демонстративно и беззастенчиво отказывается признавать белорусские рубли законным средством платежа!!!
Это пиздец. ТАКОГО идиотизма я еще ни в одной стране из тех, в которых побывал, не встречал....

Россия: девальвация - первый шаг к дедолларизации; второй - продажа углеводородов за рубли...

Курс российского рубля к доллару и евро (а также к привязанным к этим валютам тугрикам всяких "тоже как бы государств", включая сюда и Богоспасаемое Отечество наше) изрядно обвалился; экономисты и разного рода теле-болтуны, именующие себя "аналитиками", "экспертами" и прочими умными словами, завизжали о крахе российской экономики.... Хлопцы, вы думать когда разучились?
Произошла нормальная девальвация, которая даст хороший глоток кислорода отечественному производителю; махом вздорожавший на 40% импорт решительно подвинется на магазинных полках в пользу российского продукта - что в этом плохого?
Если следующим шагом в этом направлении станет продажа экспортируемых Россией углеводородов ЗА РУБЛИ - то какая вообще будет разница, какой нынче стоит курс доллара к рублю? Та же Белоруссия сегодня стенает от падения экспортных цен не оттого, что ей страсть как нужны доллары, количество которых за проданную в Россию колбасу и сгущенку существенно снизилось. Белоруссия в панике от того, что теперь за тонну нефти и тысячу кубометров газа ей придется поставить в соседнюю страну на 40% мяса и молока больше, нежели требовалось еще в августе! Если же Россия объявит, что с 1 января 2015 года тонна нефти будет продаваться не за 400 долларов, а за те же двенадцать тысяч рублей, за которые продавалась в августе 2014-го - то белорусы вздохнут с облегчением и перестанут переводить выручку за свои продукты с рублей на доллары и евро - не будет в этом необходимости!
Девальвация - зер гут. Но продажа углеводородов за рубли - это супер гут! Во всяком случае для тех государств, которые плотно сидят на экспорте в Россию...