Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

Честная история Второй мировой. Книга третья

Аннотация от ЛитРес
Германия никогда не была морской державой. Единственная попытка стать таковой с треском провалилась в ходе Второй мировой войны. Создание могущественного военно-морского флота потребовало колоссальных денежных вливаний, но так и не сделало фашистскую Германию хоть сколько-нибудь значимой на морской арене. Здесь укрепились свои лидеры, бороться с которыми было бессмысленно.

Немецкий флот проиграл войну, хотя фактически не потерпел ни одного поражения. Тем временем сухопутные войска продвигались все дальше на восток, даже не осознавая до конца, зачем Германии огромные территории, которые физически невозможно контролировать…



Отчего немцы, подмяв под себя Францию, Бельгию, Голландию, оккупировав Данию и Норвегию, растоптав Польшу, принудив к союзу с собой Венгрию, Румынию, Болгарию, Финляндию и приручив Испанию и Швецию – так и не решились вторгнуться на Британские острова? Почему фюрер направил свои полчища на Восток, сначала на Балканы, чтобы растоптать Югославию и Грецию, а затем покорять Россию – без всякой надежды на успех и не имея никакой возможности контролировать эту огромную территорию?

В этой книге ты, мой дорогой читатель, узнаешь причины этого. Ты можешь соглашаться с автором или отрицать его выводы – но прочесть эту книгу ты ОБЯЗАН. Просто для того, чтобы рассмотреть события в Европе 1939-1941 годов с иной, отличной от общепринятой, точки зрения…

https://www.litres.ru/aleksandr-usovskiy/ot-morskogo-lva-k-barbarosse-v-poiskah-vyhoda/

Операция «Катапульта»: уничтожение французского флота

Французский флот за всё время войны практически не понёс потерь, и по праву считался четвертым военным флотом в мире. Причём в его состав накануне войны вошли (а также вот-вот готовились войти) четыре новейших линейных корабля – что многократно увеличивало его боевую ценность. Посему Черчилль бестрепетною рукой подписывает план операции «Катапульта» - операции, призванной захватить или уничтожить французские военные корабли.
Те корабли, которые стояли в базах, контролируемых англичанами, последним удалось захватить относительно бескровно: 3 июля в Портсмуте им досталось два старых линкора («Париж», спущен на воду в 1911 году, и «Курбе», сделавший это на год раньше), два эсминца, пять подводных лодок и две сотни разных малых кораблей и катеров; стоявшие в Александрии линкор «Лоррейн» (1912 «года рождения»), четыре крейсера и полудюжина эсминцев 5 июля тихо-мирно слили топливо, сняли замки с орудий и объявили себя интернированными. А вот с новейшими французскими линкорами такой финт не прошёл: англичанам пришлось направить в Алжир (где в недостроенной базе Мерс-эль-Кебир было сосредоточено боевое ядро французского флота) эскадру адмирала Соммервила. Которая огнем из орудий главного калибра объявила французским морякам, что Великобритания отныне им не союзник. Всего было убито 1297 французов, 350 человек было ранено; линкор «Бретань» взорвался, линкоры «Дюнкерк» и «Прованс», поврежденные огнем британского флота, были посажены своими командами на мель (а затем отремонтированы у убыли в Тулон). В Тулон в этот день удалось прорваться линкору «Страсбур» с пятью эсминцами – впрочем, в ноябре 1942 года он был потоплен своей командой. Линкор «Ришелье» был обстрелян англичанами в Дакаре.
«Устранение французского флота, как важного фактора, почти единым ударом, с помощью насильственных мер, - писал по поводу операции «Катапульта» сэр Уинстон, - произвело глубокое впечатление во всех странах. Это сделала Англия, которую многие сбросили со счетов, думая, что она беспомощна; Англия, которая, как полагали иностранцы, трепещет на грани капитуляции... Англия нанесла жестокий удар по своим вчерашним друзьям и обеспечила себе временное бесспорное господство на море. Стало ясно, что военный кабинет ничего не страшится и ни перед чем не остановится».
Мистер Черчилль гордится предательским ударом в спину, нанесенным своему недавнему ближайшему союзнику, гордится убийством людей, которые до самой своей последней минуты полагали англичан товарищами по оружию.… И этого человека сегодня принято считать образцом политика?
Впрочем, совесть для сэра Уинстона, как известно, было понятием абстрактным – он предпочитал оперировать категориями конкретными, главной из которых была «целесообразность»
В чём же была цель и ключевой смысл операции «Катапульта»?
Если бы Черчилль хотел установления мира в Европе – никакой нужды в потоплении французского флота не было бы; зачем? Германия доказала своим врагам, что способна одержать победу над любыми армиями, которые эти враги могут выставить против неё на линию огня – и единственной целью Гитлера и его коллег является заключение мира, причём на максимально мягких для проигравшей стороны условиях. В своей речи в рейхстаге 19 июля 1940 года он говорил об этом прямо и откровенно – как и подобает великодушному победителю: «В этот час я чувствую себя обязанным прислушаться к голосу совести и предложить Англии образумиться. Я надеюсь, что нам хватит разума перестать говорить о грядущих победах. Я не вижу причин, которые могли бы оправдать продолжение этой войны. Жертвы, которые может принести продолжение огня, тревожат меня, ибо я предпочитаю беречь свой народ так же, как, надеюсь, и вы ». То есть прямо предлагал англичанам выслать парламентеров и сесть за стол переговоров – где и решить, каким будет послевоенный мир. Это было великодушие победителя – чтобы потом ни говорили историки победителей…. Таким образом, если бы Черчилль хотел мира – он бы адмирала Соммервила в Мерс-эль-Кебир не посылал.
Может быть, опасность захвата немцами французского флота и действительно была столь велика – что для её избежания крайне необходимо было открыть ураганный огонь по кораблям, ещё вчера ходившим с британскими в одном ордере?
Ничуть не бывало! Такой опасности НЕ БЫЛО ВООБЩЕ!
О чём говорилось в подписанном немцами и французами соглашении о перемирии?
«Статья 8. Французский военный флот, за исключением кораблей, необходимых французскому правительству для защиты французских интересов в колониях, должен собраться в портах для пересчета и разоружения под германским или итальянским контролем. Выбор этих портов определяется припиской кораблей в мирное время. Германское правительство торжественно объявляет французскому правительству, что не намеревается использовать в войне для своих целей французский флот, находящийся в портах под германским контролем, за исключением тех боевых единиц, которые будут необходимы для прибрежного патрулирования и траления. Более того, оно торжественно и искренне заявляет, что не намеревается предъявлять какие-либо требования к французскому военному флоту на время заключения мира. За исключением той части французского флота, которая будет определена для представления французских интересов в колониях, все корабли, находящиеся за пределами французских территориальных вод, должны быть отозваны во Францию.
Статья 9, Французское Верховное Командование обеспечивает Германское Верховное Командование подробной информацией обо всех поставленных Францией минных полях, а также обо всех гаванях, береговых батареях и средствах береговой обороны. Траление минных полей должно производиться французскими силами в масштабах, указанных Германским Верховным Командованием ».
То есть - немцы потребовали у французов НЕЙТРАЛИЗАЦИИ своего военного флота – чтобы он не попал в руки англичан. И не более того!
Адмирал Дарлан 24 июня разослал по всем военно-морским базам телеграмму, где разъяснил подчиненным суть перемирия: «1. Демобилизованные корабли должны остаться французскими, под французским флагом, с французскими экипажами и базироваться на французские базы в метрополии и в колониях. 2. Следует принять специальные секретные меры саботажа, чтобы не допустить захвата кораблей силой любым противником или иностранным государством. 3. Если по условиям перемирия изложенное выше не будет принято, все корабли без дополнительного приказа должны уйти в США или затопиться, если не будет никакой возможности предотвратить их захват врагом. В любом случае они не должны целыми попасть в руки противника. 4. Корабли, интернированные таким образом не должны принимать участия в операциях против Германии или Италии без приказов главнокомандующего».
Немцы согласились с тем, чтобы французский флот прекратил существование в качестве военной силы, де-юре и де-факто оставаясь под французским управлением во французских военных базах. То есть ЗАХВАТИТЬ эти корабли немцы НИКАК НЕ МОГЛИ – даже исходя из чисто географических соображений (как известно, юг Франции, с его портами Марселем и Тулоном, на которые до войны базировались французские эскадры, после капитуляции Франции оставался НЕОККУПИРОВАННЫМ, от «границы» между петэновским «государством Виши» и занятой немцами территорией Франции до моря было от трехсот пятидесяти до пятисот километров). Когда же они эту попытку предприняли – в ноябре 1942 года оккупировав «вишистскую» Францию – то французские моряки в Тулоне просто потопили все свои корабли: 3 линкора, 8 крейсеров, 17 эскадренных миноносцев, 16 миноносцев, 16 подводных лодок, 7 сторожевиков, 3 патрульных судна, 60 транспортов, тральщиков и буксиров ушло на дно, так и не спустив французские флаги.
То есть французский флот летом 1940 года никоим образом в руки немцев бы не попал. Тогда зачем же британскому премьер-министру Черчиллю понадобилось устраивать это подлое смертоубийство?
ЧТОБЫ ДОКАЗАТЬ СВОЮ РЕШИМОСТЬ ВОЕВАТЬ ДО ПОБЕДНОГО КОНЦА. Доказать тем, кто его на эту должность назначил, что НИКАКОГО МИРА ни на каких НЕМЕЦКИХ условиях, будь они хоть трижды мягкими и никак не затрагивающими интересы Великобритании, он не подпишет. Ибо это означало бы, что немцы сохранили бы за собой право быть хозяевами в своей стране – а такой исход войны в планы англосаксонско-еврейской финансовой олигархии никак не входило. Они спланировали и развязали мировую бойню – именно для того, чтобы УНИЧТОЖИТЬ Германию; и никакие мирные договора с ней им были не нужны.
И во имя того, чтобы пресечь любые мысли о возможном замирении с немцами – и были английской эскадрой потоплены французские корабли и убиты французские моряки. Urbi et orbi было продемонстрировано, что война будет продолжаться врагами Германии до победного конца – какова бы ни была цена этой победы!
А по поводу гипотетического захвата французских кораблей немцами – так командование Кригсмарине вынуждено было, ввиду острой нехватки топлива, 2 февраля 1943 года вывести из боевого состава флота линейный крейсер «Гнейзенау», снять с него вооружение и превратить в блокшив в порту Гдыни. У немецких адмиралов не хватало нефти для заправки своего собственного линейного крейсера, и чем бы они заправляли трофейные французские линкоры и крейсера, если бы, паче чаяния, те вдруг попали бы в их руки – одному Богу известно…

Итоги поражения Германии в "битве за Англию"

Битва на истощение была люфтваффе над Англией проиграна с треском: если в сентябре сорокового они имели в строю (всего, а не только в составе 2-го и 3-го воздушных флотов) 721 боеспособный одномоторный истребитель, 181 двухмоторный истребитель, 401 пикирующий бомбардировщик и 818 двухмоторных бомбардировщиков, то уже к декабрю это количество снизилось до соответственно: одномоторные истребители – 587, двухмоторные – 168, пикировщики – 375, двухмоторные бомбардировщики – 772. А ведь авиационные заводы Германии все это время работали на полную мощь! Общие потери германских ВВС в ходе «битвы за Англию» составили 1.733 самолета.
Увы, немецкое производство никак не поспевало за потерями – в отличие от такового Великобритании. В июле 1940 года немцы потеряли 40 истребителей, взамен от промышленности получив 164. В августе производство уже едва покрывало потери – на 160 сбитых истребителей люфтваффе получило всего 173 новых. В сентябре соотношение сбитых и вступивших в строй стало отрицательным – 310 к 218, в октябре картина стала лишь чуть оптимистичней - на 136 сбитых истребителей немцы ввели в строй 144 новых. Итого: за четыре месяца сверх восполненных потерь люфтваффе получило всего 53 истребителя. КВВС за это же время, сверх восполненных потерь, ввело в строй 882 истребителя – причем в боевые эскадрильи начали поступать «Спитфайры», значительно превосходящие Бф-109 модификаций «Эмиль», которыми были вооружены немецкие истребительные эскадрильи.
Всего Великобритания в 1940 году произвела 15.049 самолетов – против 10.826 немецких. А ведь англичане еще получали аэропланы из-за океана (как минимум за этот период – 400 только истребителей)!
Так что можно уверенно сказать, что люфтваффе даже близко не приблизились к выполнению тех задач, что возлагал на них план «Морской лев». Немудрено, что у Гитлера, по словам Типпельскирха, «пропал всякий интерес к операции, когда борьба за господство в воздухе над Англией неожиданно приняла совершенно другой оборот».
О превосходстве Англии над Германией в военном флоте писать мы не будем. Просто ограничимся констатацией того простого факта, что у Англии флот БЫЛ, а у Германии его НЕ БЫЛО – вот и все.
Средств высадки на английский берег у немцев тоже нет. То есть какие-то баржи и прочие гражданские лоханки в наличии имеются, и их даже может хватить на всю «армию вторжения» – но средствами высадки они никак быть не желают.
Основой десантного флота были рейнские баржи и катера, не предназначенные для открытого моря. Всего к 18 сентября (когда операция уже была отменена) немцы собрали в портах Северо-Восточной Франции, Бельгии и Голландии 168 транспортов, 1910 барж, 419 буксиров и 1600 моторных катеров. И, хотя «битва за Англию» шла в это время с немыслимой яростью – КВВС умудрились из этого количества потопить или нанести повреждения 21 транспорту и 214 десантным баржам! И это в самый разгар сражения с люфтваффе!
Фактически, при волнении больше 2 баллов речные плоскодонные баржи могли затонуть вообще безо всякого противодействия противника. Более того, в связи с недостатком персонала для десантных средств (не хватало 20% от потребности) основной десантной единицей был буксир, который должен был тянуть 2-3 баржи со скоростью 2-3 узла по Каналу, имеющему течения до 5 узлов. То есть, если на правом фланге гипотетического вторжения баржам с десантом хватило бы десяти часов, чтобы достичь скал Дувра, то на левом фланге высадки солдаты должны были провести в баржах и катерах до 30 часов – их боеспособность после такой поездки вызывает у меня серьезные сомнения. И вся эта орда должна была плыть ночью, управляясь с помощью громкоговорителей! Более того, делать все это они были должны «с первого раза», поскольку никаких тренировок войска не проводили. После этого идея перевезти лошадей (в каждой немецкой пехотной дивизии было более пяти тысяч коней) через Канал на плотах(!) или «отстреливание» носовой части баржи танком для того, чтобы он смог выбраться на берег, воспринимается почти нормально.
В общем, подведя итог подготовке немецких войск к высадке на дуврские скалы и в предместья Плимута и Портсмута, мы можем утверждать, что вероятность успеха этой десантной операции равна нулю – если вообще не отрицательным величинам.
Дабы не быть голословным, можно привести еще и результаты проведенной в Сандхерсте в 1974 году командно-штабной игры по операции «Морской Лев». За немцев играли офицеры бундесвера, посредниками были Галланд и Руге.
Результат: на шестой день операции немецкое командование приняло решение о прекращении операции в связи с невозможностью снабжать и пополнять войска. Из девяноста тысяч высадившихся на английский берег немецких десантников домой вернулось лишь пятнадцать с небольшим тысяч – остальные были убиты или взяты в плен.
Точка.
Итак, вывод очевиден. Для успеха действий германских танковых корпусов на территории Англии необходимо, чтобы немецкий флот был в состоянии перевезти на английский берег войска вторжения. Для успеха чего, в свою очередь, люфтваффе должно было достичь господства в воздухе.
За три месяца ожесточенных боев над Южной Англией немецкая авиация такого господства не достигла – более того, англичане все чаще и чаще начали совершать налеты на европейский континент. Топить десантные баржи и транспорта, тяжелыми бомбардировщиками бомбить Берлин и прочие немецкие города.
Раз господства в воздухе у немцев заведомо нет – германский флот (ну, или что там у Рейха вместо него) будет не в состоянии провести через Канал гигантскую орду плоскодонных барж, и, что еще важнее – снабжать высадившиеся войска на чужом берегу.
Поскольку флот вермахт везти в Англию при сложившихся обстоятельствах не берется – операция «Морской Лев» превращается в развлечение для офицеров немецкого Генерального штаба, и не более того.
И значит, мы можем смело утверждать:
«Морской Лев» - операция-блеф. Очень дорогостоящий, кровавый – но все равно блеф. Который не удался.
Потому что в этом покере против Гитлера сел играть сам хозяин заведения – собственноручно и задолго до игры тщательно пометивший все карты, и теперь лишь иронично улыбавшийся при виде попыток средней руки шулера затасканными приемами избежать проигрыша.
Не думаю, что Гитлер всерьез рассчитывал одержать победу над Великобританией с помощью столь неубедительных аргументов, как угроза вторжения при абсолютном отсутствии флота и без завоевания господства в воздухе. Скорее, он вынужден был предпринять некоторые действия по разрекламированному плану «Морской Лев» (развернуть «битву за Англию») для того, чтобы угрозой гипотетического вторжения попытаться переломить ход событий. Как писал об этом Типпельскирх, «Гитлер впервые оказался в положении, из которого, как он сам чувствовал, ему не выпутаться. До сих пор в мирное время он одерживал свои победы, используя блеф и уступчивость своих политических противников, а во время войны имел дело с противниками, которые уступали в материальном и моральном отношении или даже были буквально парализованы страхом перед мощью Германии.
Англию нельзя было победить ни путем молниеносной войны, ни посредством применения стратегической внезапности».
Переломить ход событий не удалось. Чуда не случилось – Мировая Закулиса стальной хваткой удержала Германию на пороге победы, и теперь вольна была не спеша, вдумчиво и неторопливо, готовить грядущий ее разгром. Время работало на нее – с октября сорокового, с момента поражения люфтваффе в «битве за Англию», начался отсчет последних часов Третьего Рейха…

Торговый флот накануне Второй мировой, или почему никто не хочет видеть очевидное…

О том, что 1 сентября 1939 года Германия имела в строю лишь двадцать две подводные лодки, способные вести операции к западу от Гринвича, известно практически всем (во всяком случае, тем, кто интересуется историей войны на море). Также всем известно, что действовать на океанских просторах против франко-британского (и союзных им держав) судоходства единовременно могли лишь семь-восемь немецких субмарин – треть от наличных сил (ещё треть находится в пути – на позиции или возвращаясь с них, остальные ремонтируются, их экипажи отдыхают). Таким образом, ясно, что никакой войны с Великобританией и Францией Гитлер и его коллеги не планировали – иначе в 1937-1939-м Германия живенько настроила бы штук двести u-boot-ов седьмой серии, обучила бы для них экипажи, и в первые же месяцы Второй мировой устроила бы Англии хорошенькую ресурсную катастрофу, отправив на дно процентов десять её торгового флота.

«Эксперты» мне ответят, что немцы планировали учинить зверский и безжалостный блицкриг, и поэтому решительно плюнули на идею блокады Великобритании путем организации неограниченной подводной войны – дескать, за пару недель Гитлер планировал разгромить Польшу, а затем недели за три – Францию, попутно удавив всех её реальных и потенциальных союзников на европейском континенте. В этом случае, дескать, никакой нужды в подлодках нету – Англия без континентальных союзников живенько скиснет и запросит пардону - а есть нужда в танках, которые немцы и строили массово, алкая намотать на их гусеницы внутренности польской, французской, бельгийской и голландской армий и британского экспедиционного корпуса. Звери они, эти немцы, были потому что…

И ведь самое смешное – в эту несусветную чепуху верит БОЛЬШИНСТВО НАСЕЛЕНИЯ ЕВРОПЫ! И никто – НИКТО! – не пытается осмыслить всем известные факты…

А они таковы – в августе 1939 года британский торговый флот был безусловным лидером по тоннажу своих судов среди всех остальных морских держав мира, дедвейт судов, ходивших под «юнион джеком» превышал двадцать миллионов тонн, а количество вымпелов приближалось к пяти тысячам (считая и океанские, и каботажные пароходы); французы могли похвастаться двумя миллионами семьюстами пятьюдесятью тысячами тонн тоннажа своего торгового флота. Плюс к этому – после нападения Германии на Норвегию и Голландию под британскую руку уходили колоссальные торговые флоты этих государств: норвежский (более тысячи вымпелов общим дедвейтом в четыре миллиона тонн) и голландский (более пятисот судов общим водоизмещением 2.760.000 тонн). Антинемецкая коалиция, таким образом, могла опереться на более чем шесть тысяч судов торгового флота общим дедвейтом под тридцать миллионов тонн. Что сие означало?

Это означало, что данный колоссальный флот легко и свободно обеспечивал создание и функционирование единого антигерманского военно-экономического пространства по всему миру – давай возможность врагам Рейха использовать для войны с ним ресурсы практически всей Ойкумены, которые в сотни раз превосходили возможности как собственно НС-Германии, так и всех её союзников и симпатизантов, вместе взятых.…

Не понимать этого Гитлер и его адмиралы не могли – они ведь не законченные олигофрены – но НИЧЕГО для противодействия подобному катастрофическому для Германии (в случае втягивания её в тотальное противостояние с англо-французским блоком) развитию событий накануне сентября тридцать девятого НЕ ДЕЛАЛИ. Не строили подводных лодок, не готовили для них базы, не планировали маневр силами по внутренним водным путям, не минировали заблаговременно вражеские территориальные воды (что они, кстати, накануне 22 июня 1941 года делали на Балтике), не создавали в портах вероятного противника диверсионные группы. И когда 3 сентября 1939 года Великобритания и Франция объявили войну Германии – единственным ответом Гитлера на это были жалкие семь подводных лодок и парочка «карманных линкоров», направленных на судоходные пути врага. Не шибко серьезная угроза для трехтысячной армады, находившейся в это время в море, вы не находите?

Но и это ещё не самое интересное!

Немецкий торговый флот занимал в мировой табели о рангах отнюдь не последнее место – германскими было семь процентов мирового тоннажа (4.492.708 тонн ходило под немецким флагом). Логично и разумно было бы со стороны немецкого командования накануне начала войны отозвать свои торговые суда из иностранных портов – во-первых, эти корабли могут быть интернированы, во-вторых, дома они нужнее.

Как вы думаете, уважаемые читатели, был ли отдан соответствующий приказ?

НЕТ! Сто девяносто восемь торговых судов Германии общим водоизмещением 829 568 тонн (то есть около 20 процентов) весть о начале войны застала в иностранных портах. Из них лишь считанным единицам удалось после 3 сентября 1939 года удрать в Фатерланд – все остальные же были сначала интернированы, а затем (с течением времени) и реквизированы, чтобы сражаться против Германии. Как вам такая вопиющая непредусмотрительность обычно крайне предусмотрительных немцев?

Например, в голландских колониях нашло убежище 31 германское судно; в Европу они уйти не могли, море контролировали британцы, но голландцы, объявив о своем нейтралитете, согласились на пребывание немецких «торговцев» в портах Ост- и Вест-Индии без спуска германского флага. И тут в мае 1940 года немцы начинают вторжение в Голландию! Естественно, все немецкие торговые корабли (22 парохода общим водоизмещением 135 533 тонны были захвачены в Ост-Индии, 7 кораблей общим водоизмещением 25 994 тонны — в Вест-Индии, два были затоплены своими экипажами) тут же были реквизированы голландским правительством в изгнании (то бишь в Лондоне).

С итальянским торговым флотом, кстати, произошла та же петрушка – к тому же в гораздо большем масштабе: почти треть итальянского торгового флота (256 судов) в день объявления англичанами войны немцам оказалась за пределами Средиземного моря. Все эти корабли с течением времени были англичанами и американцами реквизированы – чтобы послужить врагам своей Родины…

А вот все английские, французские и подавляющее большинство польских торговых судов накануне войны покинуло немецкие и итальянские порты. Да, за годы войны немцам удалось захватить несколько торговых судов и военных кораблей Норвегии, Голландии, Франции и некоторых других государств – но это были жалкие крохи, и количество захваченных судов и на треть не компенсировало число оставшихся 3 сентября 1939 года в иностранных портах немецких кораблей – затем захваченных врагом.

Да, немецкий подводный флот за время войны утопил 2759 торговых судна и 148 кораблей союзников, потеряв при этом 781 подводную лодку и практически все свои надводные корабли – но все усилия ребят Дёница и Редера не могли решительно переломить ход войны на море; слишком велико было превосходство врага, слишком несопоставимы были силы сторон. Плюс к этому – англо-французский (а затем англо-американский) блок мог позволить себе строить столько кораблей, сколько полагал необходимым: начиная с мая 1943 года, транспорты типа «Либерти», эскортные корабли (корветы, эсминцы и фрегаты) сходили с американских стапелей ЕЖЕДНЕВНО, эскортные авианосцы – еженедельно, крейсера – ежемесячно. Противопоставить этой мощи немцы ничего более-менее сопоставимого не могли.

И вот теперь ответьте мне на простой вопрос – КТО ГОТОВИЛ ВТОРУЮ МИРОВУЮ ВОЙНУ?

«Бисмарк» VS Royal Navy: рейдерский набег или генеральное сражение линейных сил?



Рейд «Бисмарка» был, что бы ни говорили британские военно-морские историки (и в унисон им – советские «популяризаторы» истории), ГЕНЕРАЛЬНЫМ СРАЖЕНИЕМ линейных флотов воюющих держав. Целью немцев было поколебать уверенность англичан в их владении морем, целью же просвещенных мореплавателей – окончательно и бесповоротно утвердить собственное господство в Атлантике, принудить немцев отказаться от рейдерских операций своих крейсерских сил, безоговорочно загнать оставшиеся на плаву военные корабли нацистов в базы (где со временем их добьет КВВС).

А насчет того, что генеральное сражение в исполнении ОДНОГО линкора с немецкой стороны выглядело несколько странно (если не сказать больше) – то, во-первых, «Бисмарк» на тот момент и был всеми немецкими линейными силами, а во-вторых – генеральное сражение может быть и между двумя воинами, один на один. Главное – чтобы это сражение велось за преобладание в ключевом пункте, а состав воюющих сторон, на самом деле – не столь уж важен...

Полностью текст - здесь: http://www.usovski.ru/?p=588

Третий Рейх и Британская империя: кто в действительности готовился ко Второй мировой?


"Карманный линкор" "Дойчланд"

Принято считать, что, едва придя к власти, национал-социалистическая немецкая рабочая партия (NSDAP) тут же принялась лихорадочно вооружать вверенную ей страну – причем исключительно из желания незамедлительно развязать пожар новой мировой войны. В этом нас убеждал и (почивший ныне в бозе) советский агитпроп, об этом сегодня вещают и (либеральнейшие из либеральных) западные историки и публицисты.

Вот так вот, на ровном месте, в 1933 году вдруг возникло страшно агрессивное государство в центре Европы – через шесть лет после своего появления зажегшее мир с четырех концов. Просто потому, что Гитлер был кровавым маньяком, нацисты – шайкой патологических убийц, а весь немецкий народ – доверчивым стадом овечек, поверившим этим кровожадным злодеям.

Ладно. Пусть так и было. Пусть нацисты жаждали учинить войну на всю Европу и прилегающие к ней окрестности – примем на минуту эту точку зрения. И именно с этой точки зрения и рассмотрим военные планы Третьего Рейха – чтобы уж точно убедится в жуткой жажде Гитлера и компании развязать войну покровавее.

Планы сухопутной войны мы пока рассматривать не будем; для начала посмотрим, что нацисты запланировали устроить на море – ибо, как известно, если у них было запланировано начать Вторую мировую войну на суше (как нас в этом убеждали, убеждают и, боюсь, будут еще долго убеждать разные «историки») – они должны были планировать и морскую войну. Причем начать которую они должны были бы одновременно (ну, или чуть позже) с войной сухопутной. Почему? Очень просто. Если Германия Адольфа Гитлера планирует реванш, то она в любом случае начинает войну с Великобританией – и эта война будет войной на море. Не надо быть выдающимся военным теоретиком, чтобы сделать подобный вывод – достаточно взглянуть на географическую карту мира для пятого класса средней школы. На ней отражается тот очевидный факт, что Англия – остров, отделенный от европейского континента проливом Ла-Манш. Войну с данным островом можно вести лишь одним-единственным образом – нанести поражение британскому флоту (как минимум – локальное), а затем – высадить десант из трех-четырех десятков дивизий на побережье между Портсмутом и Лондоном. И какое-то время (нужное, чтобы разгромить английские сухопутные войска) снабжать его.

Следовательно, для того, чтобы победить в этой войне (а еще никто в истории не затевал войну, чтобы ее проиграть), немцам нужен серьезный военно-морской флот. На который у них просто нет ресурсов – у Германии к 1939 году и в сухопутных-то войсках танков и пушек меньше, чем у потенциального противника, о постройке какого военного флота может идти речь? Не говоря уж о том, что военные корабли безумно прожорливы по части нефти – каковой у Германии едва-едва хватало, чтобы заправить баки значительно более нужных танков и грузовиков.

Но всё это – риторика. Читатель же привык верить фактам. Что ж. извольте – факты в студию!

В начале 1935 года немцы предложили Великобритании заключить морское соглашение – априори соглашаясь с тем фактом, что британское доминирование на морях остается безусловным. Переговоры начались 4 июня 1935 года – для участия в них прибыл лично министр иностранных дел Германии Риббентроп – настолько эти переговоры были важны для рейха.

18 июня договор был подписан. Он позволял Германии иметь надводный флот в 35% от английского – в том числе «узаконивал» постройку заложенных за год до этого двух линейных крейсеров («Шарнхорст» и «Гнейзенау»), двадцати мореходных эсминцев и первых собственно немецких подводных лодок.

И, опираясь на этот договор, Третий Рейх начал строить свой линейный флот – который и должен был показать в будущем британскому льву, где зимуют омары…

Немцы в 1936 году закладывают линейные корабли (вернее их было бы назвать «линейными рейдерами») «Бисмарк» и «Тирпиц» и авианосцы: «Граф Цеппелин» и, позже (вслед за спуском последнего на воду) - «Петер Штрассер». Кроме них, планировалась постройка еще двух линейных кораблей, двух тяжелых крейсеров, трех «карманных линкоров» - каковые даже были заложены (!), во всяком случае, об их закладке немцы немедля уведомили англичан – но эти планы так и остались на бумаге; никаких реальных шагов к постройке этих кораблей сделано не было.

Англичане же «с испугу», в 1937 году заложили ПЯТЬ новых линейных кораблей типа «Кинг Джордж V» (36.730 тонн водоизмещением, скоростью 30 узлов и дальностью хода в 6.100 миль, вооруженных десятью 356-мм орудиями главного калибра, 16 133-мм универсальными орудиями и 32 40-мм зенитными автоматами), реально вошедших в строй английского флота в 1940-1942 годах.

А, кроме них, англичане спешно начали строительство еще и четырех ударных авианосцев типа «Илластриес», вошедших в строй, соответственно – «Илластриес» 21.05.1940 г., «Формидебл» - в ноябре 1940-го, «Викториес» - в мае 1941-го, «Индомитебл» - в октябре 1941-го.

В общем, можно констатировать простой факт – миролюбивая Англия строит втрое больше линкоров и авианосцев, чем погрязшая в милитаризме Германия. Как результат подобной «гонки» - немцы приходят к началу войны с линейным флотом, даже близко не сравнимым с потенциальным противником!

Итак, август 1939 года.

Германия имеет в строю (будем считать все, что может вести бой, хотя бы теоретически) два линейных крейсера – это ВЕСЬ ее линейный флот, способный вступить в генеральное сражение с вражескими эскадрами – и три океанских рейдера с «броненосной» артиллерией ГК.

Линейные крейсера «Шарнхорст» и «Гнейзенау» имеют водоизмещение 31.800 тонн, бронирование главного пояса в 350 мм, палубы – 130 мм, вооружение из девяти 280-мм орудий главного калибра, 12 150-мм и 14 105-мм пушек, 16 35-мм и 10 20-мм зенитных автомата. Скорость хода – 31 узел, дальность – десять тысяч миль. Океанские рейдеры «Дойчланд», «Адмирал Шеер» и «Адмирал граф фон Шпее» с их стандартным водоизмещением в 11.700 тонн к кораблям линейного класса отнести крайне сложно, но, поскольку главный калибр их артиллерии составлял 280 мм, то чисто теоретически какое-то участие в бою главных сил они всё же могли бы принять (правда, скорее всего, в качестве мишеней).

Таким образом, всего немецкий линейный (и «тоже линейный») флот располагает тридцатью шестью 280-мм орудиями главного калибра.

Британский линейный флот имеет в строю:

пять линкоров типа «Куин Элизабет» (8 381-мм орудий главного калибра, 14 152-мм орудий противоминной артиллерии, зенитки; водоизмещение 27.500 тонн, скорость хода 23 узла, дальность – 5.000 миль);

пять линкоров типа «Ривендж» (те же «куины», но с котлами на угле, посему с менее мощными машинами и скоростью всего в 20 узлов). Бронирование обоих типов британских линкоров сходное – пояс 330 мм, казематы 152 мм, палуба – от 50 до 100 мм;

два линкора типа «Нельсон». Стандартное водоизмещение 33.300 тонн, скорость 23 узла, дальность хода 7.000 миль, 9 406-мм орудий главного калибра, 12 152-мм, 6 120-мм орудий, 32 40-мм зенитных автомата. Бронирование – пояс до 356 мм, палубы – 159 мм;

два линейных крейсера типа «Рипалс». Водоизмещение 28.000 тонн, скорость 28 узлов, дальность хода 5000 миль, вооружение – 6 381-мм орудий главного калибра, 17 102-мм пушек. Бронирование – 152-мм пояс, 75-мм палуба;

линейный крейсер «Худ». Водоизмещение 41.000 тонн, скорость хода 32 узла, дальность – 7500 миль. Вооружение – 8 381-мм орудий главного калибра, 12 140-мм пушек, 4 102-мм и 24 40-мм зенитных орудий. Бронирование: пояс – 127-305 мм, палуба – 108 мм.

Итого – пятнадцать кораблей линии, каждый из которых имеет бортовой залп, как минимум в полтора раза превышающий вес залпа германских линейных крейсеров.

Всего английский линейный флот может выставить на линию огня эскадренного боя, в противовес тридцати шести 280-мм пушкам немецких линейных крейсеров, СТО ВОСЕМНАДЦАТЬ ОРУДИЙ ГЛАВНОГО КАЛИБРА, из которых сто 381-мм и восемнадцать 406-мм калибра.

По числу боевых единиц соотношение к немецким «одноклассникам» - три к одному. По количеству стволов главного калибра – 118 : 36. Учитывая разницу в калибрах (и, соответственно, в весе залпа) в пользу англичан – соотношение становится вообще пять к одному. Гут.

Правда, у немцев в достройке два линкора – «Бисмарк» и «Тирпиц» - но у англичан линкоров в достройке ПЯТЬ: «Кинг Георг V», «Принс оф Уэллс», «Дюк оф Йорк», «Энсон» и «Хоув». Это восемь германских 380-мм орудий главного калибра против пятидесяти английских 356-мм. Так что даже с введением в строй стоящих на стапелях кораблей соотношение сил сторон в ближайшем будущем не изменится…

У немцев в наличии три океанских рейдера типа «Дейчланд» (переименованный в начале войны, от греха подальше, в «Лютцов» - если утонет последний, то страха большого нет, а вот гибель «Германии» звучала бы уж как-то очень болезненно…). Хорошие корабли, слов нет. Дальность хода – просто немыслимая, шесть 280-мм орудий главного калибра – весьма серьезно. В теории эти три рейдера могли победить любой английский (ну, или любой другой) тяжелый крейсер и удрать от корабля линейного класса – практика же, увы, показала (бой у Монтевидео), что все эти предположения оказались сухой кабинетной теорией, и не более того…

Плюс к этому, у британцев в строю – целая стая авианосцев. Перечислим всех:

Три авианосца типа «Фьюирес» («Фьюирес», «Глориес», «Корейджес»), бывшие легко-линейные крейсера, странная фантазия лорда Фишера, своевременно перестроенные в авианосцы. Водоизмещение от 21.000 до 24.000 тонн, скорость 30 узлов, 34 самолета – палубные истребители-бипланы «фулмар» и торпедоносцы «суордфиш».

Авианосец «Игл» (в 1924 году переоборудованный из чилийского линкора «Альмиранте Кохрейн») – 22.200 тонн водоизмещения, 9 152-мм орудий, 8 40-мм зенитных автоматов, 24 самолета (таких же типов);

Новейший авианосец «Арк Ройал». Построен в 1938 году (кстати, первый тяжелый авианосец специальной постройки), водоизмещение 22.350 тонн, 16 114-мм универсальных орудий, 48 40-мм зенитных автоматов, 72 самолета.

Три легких авианосца («Аргус», «Пегасус», «Гермес») – но их, в принципе, можно и не считать, они устарели и использоваться могут лишь для конвойной службы. «Пегасус» - так тот вообще к сентябрю 1939 года доживал последние дни перед списанием в качестве базы гидросамолетов; более-менее похожим на авианосец из этой троицы был лишь «Гермес».

Итого пять тяжелых и три (ну, или если подходить строго – один) легких авианосца. Но у немцев таковых кораблей вообще (!) нет; одинокий «Граф Цеппелин» то строится, то консервируется – у немецких адмиралов нет твердого мнения о нужности либо, наоборот, о бесполезности корабля данного типа для рейдерской войны. То есть соотношение сил сторон в авианосцах простое. У англичан – АБСОЛЮТНОЕ превосходство в данном типе кораблей.

Но самое интересное во всей этой истории - даже не фактическая ничтожность (несмотря на все байки о всевозрастающей агрессивности Германии и о ее колоссальных вооружениях) германского военно-морского флота по сравнению с английским (по состоянию на 1939 год). Самое интересное другое.

НЕМЦЫ НЕ СТРОЯТ ДЕСАНТНЫХ КОРАБЛЕЙ.

Вообще. Никаких. И даже таковых не проектируют.

И вот это и есть МОМЕНТ ИСТИНЫ!

Продолжение - здесь:
http://www.usovski.ru/?p=583