Александр Усовский (usovski) wrote,
Александр Усовский
usovski

Categories:

«Обязательная» репатриация 1945 года — прихоть Сталина или жестокая необходимость?

Для любого либерала утверждение, что «насильственная репатриация» советских граждан (происходившая в последние месяцы Великой Отечественной и некоторое время после её окончания) имела место исключительно из-за гипертрофированной мстительности Иосифа Виссарионовича и служила лишь для того, чтобы обратить эти миллионы «перемещенных лиц» в лагерную пыль — является безусловной аксиомой, практически высочайше одобренной истиной в последней инстанции, споры по которой есть безусловное богохульство и попытка потрясения основ. На эту тему написаны сотни художественных книжек, сняты десятки фильмов (тот же «Восток-Запад»), написаны тысячи обличительных статей -— в общем, определенный стереотип в общество впечатан наглухо, насмерть; любая иная информация, не совпадающая с либерально- правозащитной «истиной», приравнивается к отрицанию холокоста (правда, пока без соответствующего уголовного преследования - но именно что пока...) и отвергается с порога. Ибо, как известно, главной целью Сталина и его окружения являлось истребление советского народа, поелику оные персонажи были дьяволами во плоти и без устали пили народную кровь, попутно порабощая свободолюбивые народы Европы и Азии и стремясь установить свою власть по всему миру.
С либералами спорить бесполезно. Как правило, это люди, начисто лишенные логики, заучившие десяток слоганов времен перестройки и навечно уверовавшие в «демократические» истины, неустанно провозглащаемые Бабой Лерой и прочими каспаровыми — посему доводы рассудка вышеозначенными либерально мыслящими субъектами отметаются за ненадобностью.
Для людей же вменяемых ОБЯЗАТЕЛЬНАЯ взаимная репатриация, навязанная Сталиным в Ялте англосаксам, выглядит вполне разумно и логично — если исходить из логики развития государства и нации, а не из «общечеловеческих ценностей».
По европейской территории СССР дважды прошелся всеуничтожающий ураган войны — сначала с запада на восток, потом обратно; сотни городов, тысячи сел и деревень, десятки тысяч предприятий представляли собой руины, груды щебня, прах и пепел. Экономика Советского Союза, кстати, уже к осени 1943 года фактически не могла снабжать РККА ни продовольствием, ни обмундированием, ни техникой и вооружением — достаточно сказать, что валовый сбор зерна в 1943 годув ОДИННАДЦАТЬ раз был ниже такого же урожая 1940 года. Посему главной задачей Советского государства в конце войны становилось восстановление народного хозяйства — для которого как хлеб, как воздух, были необходимы РАБОЧИЕ РУКИ. Которых НЕ БЫЛО.
Формально немцы угнали в свой Фатерланд не так уж и много народу (относительно общей численности населения довоенного СССР) — по данным Управления Уполномоченного СНК СССР по делам репатриации, возглавляемого генерал- полковником Голиковым (бывшим начальником разведки Красной Армии!), созданного в октябре 1944 года, таковых было около пяти миллионов (пяти миллионов ЖИВЫХ на момент начала репатриации), плюс — миллион восемьсот тысяч военнопленных, половина из которых служила немцам в разного рода коллаборационистских формированиях (перемешено было гораздо больше, около 8,7 миллиона человек, включая приблизительно 5,45 миллиона гражданских лиц и 3,25 миллиона военнопленных, но далеко не все они дожили до победных залпов мая сорок пятого). Но проблема была в
` том, что немцы увезли к себе самых лучших советских граждан — лучших в плане профессиональной подготовки, образования и культуры. Они фактически вывезли всю нашу элиту промышленных рабочих, не успевших (или не захотевших) эвакуироваться, инженеров, техников, а также здоровую и работящую молодёжь. И заменить этих вывезенных в Рейх людей нам было НЕКЕМ...
Плюс к этому — немцы в ходе войны взяли в плен, по данным на 1 февраля 1945 года, 5.735.000 наших солдат и офицеров. Правда, советские историки эту цифру опровергают, и выдвигают свою - с учетом без вести пропавших, в 4.559.000
тысяч («Гриф секретности снят. Потери вооруженных сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах»: М.: Воениздат, 1993, с. 338) - но, на самом деле, это дела не меняет. Количество военнопленных было чудовищно громадным, и ещё страшнее» было то, что к концу войну из этого количества уцелело лишь миллион восемьсот тысяч человек -— из которых в январе 1945 года в лагерях для военнопленных сидело 857 тысяч, а чуть менее миллиона служило либо Германии с оружием в руках, либо иным образом - но вне лагерей. В числе этих пленных было, между прочим, 123 464 офицера (311 полковников, 455 подполковников, 2346 майоров, 8950 капитанов, 20 864 старших лейтенанта, 51 484 лейтенанта и 39 054 младших лейтенанта)!
То есть товарищ Сталин ко времени Ялтинской конференции знал, что по ту сторону линии фронта находится почти семь миллионов человек, которых он может и имеет право вернуть на Родину для её восстановления. Тот факт, что в числе этих семи миллионов находились не только насильственно угнанные в Германию жители СССР, но и, как минимум, миллиона полтора враждебно настроенных к Советской власти лиц — Верховного нисколько не смущало. Во-первых, он знал, что любого человека всегда можно заставить работать — вне зависимости от его политических убеждений, а во- вторых, власовцы, полицаи и прочие пособники врага хороши тем, что осознают, что совершили преступление, и поэтому, если отправить их в шахты и на рудники работать ЗА ПАЙКУ - то забастовок и прочих митингов протеста от них можно не ожидать!
Расстреливать же предателей и изменников, по мнению советского руководства, было бы безумной расточительностью и идиотским разбазариванием рабочих рук — каковые действия в послевоенном СССР могли совершать только уж совсем бестолковые ЛЮДИ.
Как пример — история о репатриации 9907 военнопленных вермахта, оказавшихся после высадки в Нормандии в руках у англичан и оказавшихся, к немалому удивлению островитян, бывшими советскими гражданами.
31 октября 1944 года англичане погрузили на транспорта означенное количество народу (недогрузив, правда, 260 человек - за что им жестоко попеняло ведомство тов. Голикова), и 6 ноября бывшие зольдаты вермахта, не говорящие по-немецки, прибыли в Мурманск. По статье 193 тогдашнего Уголовного кодекса РСФСР, между прочим, за переход военнослужащих на сторону противника в военное время предусматривалось только одно наказание - смертная казнь с конфискацией имущества. Но героев обороны Нормандии не расстреляли прямо у пирсов -— как об этом сладострастно вешает либеральная пресса. Больше года эти люди проходили проверку в спецлагере НКВД, а затем были направлены на 6-летнее спецпоселение. В 1952 г. большинство из них было освобождено, причем в их анкетах не значилось никакой судимости, а время работы на спецпоселении было зачтено в трудовой стаж. НИ ОДИН ИЗ ЭТИХ ЛЮДЕЙ НЕ БЫЛ РАССТРЕЛЯН!
Но и это ещё так. Цветочки.
Как известно, вместе с немцами с оккупированной территории ушло изрядно народу, нагадившего в своём Отечестве и небезосновательно полагавшего, что от вернувшихся Советов добра им ждать вряд ли стоит. Назывались эти ребятки «беженцами», и было их круглым счетом 236 тысяч человек. Так вот, подавляющее большинство этих «беженцев» ВООБЩЕ НЕ ПОНЕСЛО КАКОГО БЫ.ТО НИ БЫЛО НАКАЗАНИЯ!
Все репатрианты проходили проверку и фильтрацию во фронтовых и армейских лагерях и сборно-пересыльных пунктах Наркомата обороны и проверочно-фильтрационных пунктах НКВД, часть военнопленных - в запасных воинских частях. Выявленные преступные элементы (ешё раз — немцам служил КАЖДЫЙ ВТОРОЙ ВЫЖИВШИЙ ВОЕННОПЛЕННЫЙ! и «внушавшие подозрение» обычно направлялись для более тщательной проверки в спецлагеря НКВД, переименованные в феврале 1945 г. в проверочно-фильтрационные лагеря НКВД, а также в исправительно-трудовые лагеря ГУЛАГа.
Кого не миновала карающая рука советского правосудия? Исключительно руководящий и командный состав органов полиции, «народной стражи», «народной милиции», «Русской Освободительной Армии», национальных легионов и других подобных организаций, а также рядовые «власовцы» и полицаи, о которых было известно, как об активных участниках в карательных экспедициях, военнослужащие РККА, ДОБРОВОЛЬНО перешедшие на сторону врага, бургомистры, крупные фашистские чиновники, сотрудники гестапо и других немецких карательных и разведывательных органов; сельские старосты, являвшиеся активными пособниками оккупантов -— каковых из числа репатриированных набралось 6.5%.
ШЕСТЬ С ПОЛОВИНОЙ ПРОЦЕНТОВ!
Из числа репатриированных более трех пятых было отправлено по домам, еще около одной пятой - мобилизовано в Красную Армию, остальные же были направлены в рабочие батальоны и брошены на восстановление шахт, плотин, заводов и фабрик. Из 578 616 репатриантов, зачисленных в эти батальоны, в Наркомат угольной промышленности было передано 256 300 человек, черную металлургию - 102 706, лесную промышленность - 25 500, нефтяную - 27 800, химическую -15 440, в различные строительные организации - 37 750, на стройки и предприятия в системе НКВД - 3500, в Наркомат электростанций - 10 тыс., Наркомат путей сообщения - 11 тыс.,
промышленность стройматериалов - 9070, судостроительную промышленность - 2800, резиновую - 2850, бумажную - 5450, рыбную - 8 тыс., слюдяную - 2200, цветную ... металлургию - 7 тыс., на заготовку дров для Москвы - 10 тыс., в систему «Главсталинградвосстановление» - 12 тыс. ив распоряжение других наркоматов и ведомств - 29 250 человек. Правда, уже очень скоро эти рабочие батальоны были упразднены (директивой Генерального штаба вооруженных сил СССР от 12 июля 1946 г.), но им было запрещено покидать место работы — стране по-прежнему нужны были их рабочие руки, и именно там, где их применение было наиболее целесообразным с точки зрения интересов государства.
Товарищ Сталин не для того выкручивал руки Рузвельту и Черчиллю в Ялте по поводу обязательности репатриации, чтобы непременно покарать своих недавних подданных, насильно или добровольно выехавиих в Рейх (или даже взявших в руки оружие для борьбы с недавними соотечественниками) — им двигали куда как более прагматичные цели. Ему нужно было восстанавливать народное хозяйство страны -— иему было, по большому счету, глубоко плевать, чьими руками это будет сделано. Есть немецкие пленные? Сгодятся немецкие пленные (как известно, их отправка на Родину затянулась на долгие десять лет!) Есть власовцы и полицаи? Сгодятся власовцы и полицаи (тем более, они по всем понятиям — преступники, следовательно, можно их будет использовать максимально дешево). Сгодятся все — страна лежала в руинах, и не имело значения, КАКИМИ руками она будет восстановлена!
Имел значение лишь результат.
Этот результат был достигнут — и именно во имя этого в феврале 1945 года в Ялте Сталин настоял на том, чтобы репатриация была признана ОБЯЗАТЕЛЬНОЙ!
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments