Александр Усовский (usovski) wrote,
Александр Усовский
usovski

Categories:

Пространство Кирилло-Мефодиевской традиции, как геополитический фактор 5. Венгрия

Кирилло-Мефодиевская традиция - базовая основа венгерского консерватизма

Мадьяры – народ тяжёлый. Не в смысле физического веса, понятное дело – исключительно в плане общения. Мало того, что язык ни на какой из соседних не похож (говорят, что относится к финно-угорским, но финны уверяют, что ничего общего с венграми в плане вокабюлера не имеют, а вот с тюркскими говорами общих слов у венгров – валом), так ещё в общении нет-нет, да и всплывёт какая-нибудь историческая обида, наложившаяся на пост-имперский комплекс вкупе с памятью о Трианоне, мятеже пятьдесят шестого года или Виллагоше…. Тяжёлый народ. Но и у этих, со всех сторон колючих и неуживчивых, людей, есть с нами нечто общее – за что, опять же, надо поблагодарить святых равноапостольных братьев Кирилла и Мефодия…
До «обретения Родины» венграми в конце IX века Карпатская котловина, как известно, была довольно густо заселена пришедшими туда во время Великого переселения народов славянскими племенами (в свою очередь, ассимилировавшими гепидов, аваров и сохранившиеся римское население), на которых распространялась как власть великоморавских князей, так и болгарских ханов. Равно и с точки зрения церковной принадлежности ситуация в этом регионе была двоякой: восточнофранкское духовенство, окормляемое римским папой, вело борьбу с константинопольским патриархом за влияние на многочисленные и богатые церковные общины в Среднем и Нижнем Подунавье, политически бывшие частями Великой Моравии и Болгарского государства. До середины IX века Карпатская котловина была канонической территорией франкских епископов, но политическая целесообразность подтолкнула великоморавского государя на решительный шаг в направлении создания «собственной» церкви: князь Ростислав в 862 году направил посольство в Византию к императору Михаилу III с просьбой прислать учителей, которые могли бы распространять христианскую веру на языке, понятном его народу. Император отнесся благосклонно к этой просьбе и в 863 году послал в Великую Моравию солунских братьев Константина и Мефодия. Константин еще до отъезда в Великую Моравию составил славянскую азбуку глаголицу и начал переводить на славянский язык богослужебные и библейские тексты. Поскольку отдельные славянские наречия были еще очень близки между собой и понятны всем славянам, то старославянский язык, созданный Константином на основе наречия македонских славян, смог стать в Великой Моравии языком богослужения и письменности. В первой половине 80-х гг. IX века архиепископ Мефодий в Великой Моравии (вместе со своими ближайшими сподвижниками) перевел все библейские тексты на старославянский язык.
Переход территории между Тисой и Дунаем под власть венгров в конце IX века, на самом деле, мало что менял в церковном устройстве местного населения, которое, в основном, продолжало вести богослужебную практику на языке «учителей славянских». Активными творцами и носителями Кирилло-Мефодиевской культурной памяти были монашеские общества, которые в своей повседневной жизни использовали глаголицу (кириллицу) и церковно-славянский богослужебный язык. Из них наиболее важными были двуязычные бенедиктинские монастыри Вышеград (Visegrád), Тихон (Tihany) и женский василианский Веспрем (Beszprém), а также Сремска Митровица, где родился святой Димитрий, покровитель города Салоники, из которого вышли святые Кирилл и Мефодий. В этой связи стоит припомнить церковную структуру Паннонского княжества, созданного Прибиной и его сыном Коцелем, которая перешла «в наследство» венгерским государям и непрерывно сохранялась на территории Венгерского королества до XII века, несмотря на раздел христианства на католичество и православие Таким образом, созданное в Карпатской котловине Венгерское королевство в религиозно-идеологическом контексте нельзя считать чисто католической страной (после раздела в 1054 году). Несомненно, не просто так, случайно, на этот специфический аспект венгерской церкви показал папа Гонорий III., когда в 1222 году предупредил Андраша II., чтобы вместе с православными поддерживал и католические монастыри.
Таким образом, можно утверждать, что Кирилло-Мефодиевская традиция была воспринята пришедшими венгерскими племенами, как основа христианства, в X-XI веках принятого бывшими язычниками-мадьярами, и таковой сохранялась, по крайней мере, до конца правления династии Арпадов. Чему в немалой степени служило то, что из семнадцати королей и герцогов крови Арпадов десять королей и наследников имело православных жён (пять русских, одна сербская и четыре греческие). Кроме того, ассимиляция коренного населения Карпатской котловины венграми привела к тому, что генетически (то есть носителями гаплогруппы R1a1) около трети населения современной Венгрии являются славянами. По сути, после «обретения Родины» на территории Паннонии возникла новая нация, в которой отвага, мужество, презрение к смерти и взаимовыручка перед лицом опасности кочевников-венгров смешалась с трудолюбием, упорством, настойчивостью, верностью своему роду оседлых мораван. Для этой новой нации Кирилло-Мефодиевская традиция была естественным воплощением христианского мировоззрения, оставшись им, с многочисленными изменениями, до завершения истории средневековой независимой Венгрии, произошедшим после битвы у Мохача в 1526 году. Вместе с суверенной Венгрией в прошлое ушла и Кирилло-Мефодиевская традиция христианского исповедания – что, во многом, и стало причиной многих трагедий в последующей венгерской истории.
Но сегодня Венгрия, вместе со всей Восточной Европой, стоит на пороге важных событий – и имеет смысл вспомнить незаслуженно забытые идеи и принципы, на основе которых средневековые мадьяры создали одно из наиболее успешных европейских государств….
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments