?

Log in

No account? Create an account
 
 
17 October 2016 @ 09:41 am
Успехи германской экономики  
Почему англосаксонско-еврейский финансовый капитал решил уничтожить Третий Рейх?
Потому что Гитлер строил СВОЮ Германию.
И, с точки зрения мировой вненациональной финансовой олигархии, его следовало незамедлительно остановить – пока он не поломал все игрушки.
Остановить его надо во что бы то ни стало – иначе через очень небольшое количество лет превосходство германской экономической модели над либеральной стало бы очевидно всякому незашоренному наблюдателю.
Читатель может в этом убедится на нижеследующих примерах.
С 1936 по 1939 год объем общего промышленного производства Третьего Рейха вырос на 37% - более чем на 12% каждый год! За один 1939 год Германия, как уже указано выше, произвела 24 миллиона тонн чугуна (что составило 22% общемирового производства), 22.3 миллиона тонн стали (24%), 333 миллиона тонн каменного угля (17%), а по производству искусственного каучука и металлообрабатывающих станков заняла устойчивое первое место. Экспорт черных металлов Германией превысил подобный американский показатель вчетверо!
Германия к 1939 году устойчиво выходила на второе место в мировой экономике. Ее промышленное производство составляло к этому времени 20.8% общемирового – как у Великобритании! С 1929 года, когда Германия производила всего лишь 7% промышленных товаров мира – трехкратный рост! И делала это Германия самостоятельно, без всяких иностранных займов, кредитов, инвестиций и прочих подобных экономических удавок.
И ведь что интересно - разрушительные последствия мирового кризиса 1929-1932 гг. для экономики Германии были не просто тяжелыми – они были катастрофическими. Промышленное производство сократилось почти наполовину, сельскохозяйственное — на 31 %. Доля Германии в мировом промышленном производстве снизилась с 14, 6 % в 1928 г. до 8, 9 % в 1932 г. Экспорт Германии сократился на 58 %. Лишь треть немецких рабочих имела полную рабочую неделю. В разгар кризиса немецкая промышленность была загружена только на 35, 7 %. Средненедельная заработная плата немецких рабочих в 1932 г. была на 47 % меньше, чем в 1929 г. Германия превращалась в страну нищеты, безработицы, хронического недоедания, безысходности и отчаяния для миллионов людей.
И вдруг – случилось чудо! Национал-социалисты, придя к власти, из разоренной и нищей страны сделали Германию процветающей, мощной державой – просто отбросив в сторону Мировой Капитал, лишив его возможности влияния на хозяйственные процессы внутри Германии.
Была расширена добыча железной руды, а также ее импорт из Швеции, Норвегии, Бельгии, Люксембурга, Франции и их колоний. Если импорт железной руды в 1929 г. составлял 15, 8 млн. т, то в 1939 г. — 22, 1 млн. т. Это позволило Германии выплавить в 1938 г. 23, 3 млн. т стали и выйти по этому показателю на первое место в Европе. Кроме того, за границей закупали никель, олово, вольфрам, молибден, хром, платину, бокситы, почти отсутствовавшие в Германии. Ввоз бокситов за 1933—1938 гг. увеличился в 5 раз, и в 1939 г. выплавка алюминия в Германии достигла 30 % его мирового производства, что выдвинуло Германию по этому показателю на первое место.

И если бы немцы добились такого роста благосостояния при помощи иностранного «инвестора», этому самому инвестору выделяя львиную долю барышей – то в этом для вненациональной финансовой олигархии не было бы ничего страшного. Так ведь нет! Иностранный (главным образом еврейский) капитал был самым обидным образом отодвинут от раздела германского пирога!
Эти наглые немцы даже собрались осуществить всеобщую автомобилизацию своего Фатерланда – опять же, выбросив из дележа прибылей международные концерны!
Автомобиль, созданный Фердинандом Порше по эскизу самого фюрера (позже известный как «Фольксваген Жук»), по прайс-листу завода должен был стоить немецкому гражданину в 1939 году (если бы началось его массовое производство) 990 марок. Немыслимо, оскорбительно дешево! Понятно, что такая цена будущего «Жука» была возможна благодаря исключению из процесса производства доли прибылей, получаемой обычно гешефтмахерами «интернациональной» национальности – но для этих самых гешефтмахеров это было ну просто запредельно обидно.
26 мая 1938 года Адольф Гитлер заложил первый камень в фундамент завода «Фольксваген». Немецкий Трудовой Фронт вложил в его строительство 300 миллионов марок, полученных от своих членов как первые взносы за автомобиль - и к июлю 1939 года завод уже дал первую продукцию! Всего до 1 сентября было построено 630 «жуков»; затем в результате известных событий завод «Фольксваген» перешел на производство военной техники.
Если бы не война – «жуки» продавались бы в кредит, и каждый желающий (по плану немецкого руководства) получал бы в свое полное владение отличную легковую машину и еженедельно в течение неполных 4 лет платил бы за неё 5 марок. При ежемесячной средней зарплате в 400 марок платить из них 20 марок за автомобиль – совсем не обременительно!
С легковыми автомобилями немцам пришлось чуток повременить, а вот к 1940 году обеспечить ВСЮ ГЕРМАНИЮ радиоприёмниками (программа массового производства дешевых радиовещательных приемников «Гемайншафтс-Эрцойгнис») – они обеспечили! Радиопромышленность Германии в начале 1930-х выпускала достаточно много моделей бытовых вещательных радиоприемников, однако эти приемники были по карману далеко не каждому. При зарплате квалифицированного рабочего в 1929 году в 120-150 марок покупка высококачественного радиоприемника «Телефункен» или «Менде» за 200-400 марок представляла проблему. «Народные приемники» VE 301, появившиеся в продаже в 1933 году, были гораздо дешевле. Так, модели VE 301 W с питанием от сети переменного тока и VE 301 G с питанием от сети постоянного тока стоили всего 76 марок, а батарейный вариант VE 301 B стоил 65 марок. Как писал советский журнал "Радиофронт" (№ 10, 1933 г.), основными достоинствами "Народных приемников" были "...простота устройства, прочность, изящное оформление". VE 301 W выпускался в бакелитовом корпусе, а приемники VE 301 G и VE 301 B, как писал тот же советский журнал, «...в деревянных ящиках, изготовляемых из особой породы дуба, который, "по желанию самого Гитлера, привозится из Тюрингии и Эрцгебирге». Уже к 1937 году в Германии было более восьми миллионов зарегистрированных приемников.
Да что там радиоприёмники! К 1943 году нацисты планировали «оснастить» все германские домохозяйства народным телевизором FE-III - ибо телевидение в Третьем Рейхе начало успешно функционировать с 15 января 1936 года (до этого 22 марта 1935 года его уже запускали, но в августе сгорел передатчик звука и изображения), и сто пятьдесят тысяч берлинцев могли следить за соревнованиями Олимпиады по экранам телевизоров. На открытии Берлинской радиовыставки 28 июля 1939 года был официально представлен аппарат E1 — «Единый германский телевизор», размером с обычное настольное радио того времени. Заявленная цена — 650 рейхсмарок, «единый телевизор» должен был поступить в продажу 1 сентября 1939 года. Помешала война – но даже в ходе нее разработки в области телевидения продолжались, и приёмник Е1 уступил своё место на сборочных стапелях гораздо более совершенному FE-III. Немецкое телевидение работало до 23 ноября 1943 года, до момента его уничтожения союзной авиацией.
Германия изжила безработицу без остатка – и с 1937 года испытывала столь острую нужду в рабочих руках, что каждый год принимала все новые и новые программы для стимуляции трудовой миграции в Рейх немцев из-за границы – и для всех для них находилась работа! Для пораженного тяжелыми кризисами западного мира это казалось немыслимым – хотя на самом деле ничего удивительного в этом не было. В Германии бурно росло не только производство вооружений – немецкие экономисты нашли способ, как совместить этот рост расходов на танки, пушки и самолеты с резким возрастанием национального дохода и, как следствие, с ростом покупательской активности населения – так же динамично рос объем невоенных отраслей промышленности.
Самым характерным признаком доверия населения к власти стал бурный рост рождаемости – сравните это с совсем недавно ещё поистине катастрофической демографической ситуацией в России.