Александр Усовский (usovski) wrote,
Александр Усовский
usovski

Categories:

Сериал «Я вернусь» - очередной «привал под развесистой клюквой»



Первый вопрос, который возник лично у меня при просмотре сериала «Я вернусь» - «Кто, какой идиот, какой насмерть отмороженный дебил, олигофрен и даун доверил БАБЕ писать сценарий фильма о войне?»
До «Я вернусь» я полагал, что «Апостол» - это дно, что глупее и бездарнее этого сериала «про шпионов» снять о войне уже ничего невозможно; я ошибался. Возможно! И создатели сериала «Я вернусь» это блестяще доказали…
К режиссеру фильма, Елене Немых, у меня особых претензий нет – девушка сняла многосерийный «женский роман» в военном антураже, хотя, откровенно говоря, уровень её режиссерского мастерства так и не поднялся выше дипломной работы студента-троечника ВГИКа. Но это ладно, не дал Бог таланту – что ж теперь, на паперть идти? Ибо, по ходу, для первой древнейшей пока не созрела…. Впрочем, оставим критику режиссерской работы профессионалам – поговорим о сценарии и его авторе.
Наталья Назарова, сценарист фильма – НЕВЕЖЕСТВЕННАЯ БЕЗДАРНОСТЬ, к тому же полагающая себя знатоком и экспертом (как-то общался с ней, правда, заочно - доставило...) И у меня к ей личная просьба – пишите (если не писать уже не можете) в дальнейшем сценарии лишь о том, что более-менее знаете, и, упаси вас Господь, НЕ ПИШИТЕ О ВОЙНЕ!
Любого мужчину, служившего в армии, корёжит от «сто двадцать седьмой стрелковой ЧАСТИ» - каковое словосочетание в первых трех сериях встречается неоднократно. Поймите, голубушка, НЕ БЫВАЕТ «сто двадцать седьмой стрелковой ЧАСТИ» - бывает 127-й стрелковый ПОЛК, 127-я стрелковая БРИГАДА, 127-я стрелковая ДИВИЗИЯ; и никак иначе! И на месте особиста, к которому приводят Митю, бежавшего из плена и вышедшего к своим – я бы, не раздумывая, достал бы из кобуры наган и без лишних разговоров пристрелил бы главного героя; потому что он заявляет, что до плена служил в «сто двадцать седьмой стрелковой ЧАСТИ»! После этой фразы дальнейшие следственные действия излишни, подозреваемый сам себя разоблачил, и тратить силы на дальнейшие допросы есть бессмысленная энтропия. Ни один советский (русский) военнослужащий никогда бы не сказал «сто двадцать седьмая стрелковая часть» - ни один! Сказавший это – безусловный вражеский шпион и по законам военного времени должен быть расстрелян на месте.
Затем старшая из сестер Растопчиных пишет запрос на вышеозначенного Митю – в ТРИДЦАТЬ ЧЕТВЕРТУЮ воинскую ЧАСТЬ. Боже всемогущий, как можно это терпеть!?!? Никогда ни в российской императорской, ни во всевозможных белогвардейских, ни в Рабоче-крестьянской, ни в Советской, ни в нынешней российской армиях НЕ БЫЛО ТРИДЦАТЬ ЧЕТВЕРТОЙ ЧАСТИ! Номера частей в СА были пятизначными, в современной российской армии – четырехзначные; я лично служил в в/ч 75361-Г и в в/ч22562. Но цифры эти – не более, чем условные номера, чтобы скрыть подлинные наименования частей; которые, на самом деле, назывались иначе – например, тринадцатая гвардейская Полтавская ордена Богдана Хмельницкого танковая дивизия, или двести пятьдесят шестой Славгородский отдельный батальон связи, или семьдесят второй учебный центр подготовки младших специалистов. А тридцать четвертая ЧАСТЬ если и могла существовать – то лишь в воспаленном мозгу сценариста сего «киношедевра»…
Впрочем, ляпов в этом фильме и без этого – вагон и маленькая тележка; чего стоят только нашивки «OST» на груди наших девчат, угоняемых в немецкую неволю! В реальности они были в форме ромба и нашивались на левую сторону – в фильме они прямоугольные и нашиты на правую. Да и НКВДшники, прибывшие арестовывать «врага народа» в сорок первом году В ПОГОНАХ – это, я вам скажу, зрелище покруче «Фауста» Гёте!
После просмотра полутора серий «Я вернусь» могу сказать твердо: фильм- полная лажа. Лизонька Боярская, конечно, хороша, жирный майор, танцующий с осколком в руке и категорически не желающий оперироваться у врачихи-еврейки – колоритен, Митя, сжигающий для сугреву «Трех мушкетеров» - романтичен, немецкий учёный-этнограф, в услужении к которому попала Муся (Лизонька Боярская) – вполне себе аутентичен, а уж об игре Ады Роговцевой и Екатерины Васильевой вообще можно говорить только в превосходных степенях – ещё бы! Старая школа!
Но ни Лизонька Боярская, ни игра последних великих советских актеров – не спасают «Я вернусь». Он остается ЛАЖЕЙ – второсортным «женским» романом в военном антураже, наскоро сляпанным неумехами по сценарию невежества.
Жаль…
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments